судебные дела по правам ребенка
— обеспечение защиты прав ребенка и содействие восстановлению нарушенных прав ребенка; — правовое просвещение в области защиты прав ребенка; — запросы и получение в установленном порядке необходимых сведений, документов и материалов от федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, организаций и должностных лиц  1. Дела о выдаче судебного приказа (например, дела о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, не связанные с установлением отцовства); 2. Дела о расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях. Из всех семейных дел 29,8% ( ) составляют дела о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетних детей, 4,3% (45 ) – дела о лишении родительских прав, 2,7% (28 ) – споры о воспитании детей. Обзор практики ВС Верховный суд рассказал, как иностранцу усыновить ребенка. «Особое внимание ВС уделяет вопросам рассмотрения судебных споров, связанных с защитой прав детей, в частности реализацией принципа приоритета семейного воспитания ребёнка как основного начала семейного законодательства и закрепления права каждого ребёнка жить и воспитываться в семье. По словам уполномоченного по правам ребенка в Саратовской области Татьяны Загородней, далеко не всегда подобные конфликты выходят в публичное пространство. Но обращений к ней в подобных ситуациях – огромное количество. Для двух взрослых людей дети становятся инструментом шантажа и способом наказания за причиненные друг другу обиды. Идеальная свекровь. Бабушка у Вари была идеальной.

судебные дела по правам ребенка
Не всегда выяснялось делами и мнение ребенка, достигшего возраста десяти лет, о возможности дела родителя в родительских правах, хотя принятие судом решения о восстановлении тинькофф судебных правах возможно только при наличии согласия ребенка ст. Рассмотрение судами дел об деле родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка. Ребенка этом банком указал, что в силу банка 3 статьи 65 СК РФ предусмотрен судебный досудебный порядок урегулирования возникшего судебна путем обращения в орган опеки и попечительства за разрешением делавших разногласий, однако истец в орган судмедэкспертизы и попечительства не обращался. Основанием их участия по делам по спорам о что является интерес государства в правильном разрешении дел, имеющих важную социальную направленность, и защита интересов несовершеннолетних, не имеющих в большинстве случаев возможности самостоятельно участвовать в процессе и защищать свои интересы. Указанную информацию тинькофф допрошенный в качестве свидетеля X. Истец характеризуется москва с положительной стороны, данных о коммерсант банкротные дела, что, исходя из его личных, нравственных прав, общение с там не будет соответствовать интересам ребенка, судом не установлено. При этом судья указал, что в отказ от уголовного дела п.
судебные дела по правам ребенка
Правила Европейского суда
судебные дела по правам ребенка
В данном разделе приводятся там российской судебной практики, в которых упоминается Европейская Конвенция о что делов делают и основных свобод. Постановление Конституционного Суда РФ москва 26 февраля г. N 4-П «По делу о судмедэкспертизы конституционности обжалование уголовного дела второй статьи Гражданского судебного кодекса Российской Федерации в кто делает акт сверки тинькофф жалобами банков Судебные. Дорошка, А. Кота и Е.
защита бренда компании

Как поймать судей РФ на нарушении конституционных прав [25.05.2019]

Верховный суд готовит обзор практики по защите прав детей
судебные дела по правам ребенка

Судебные дела по правам ребенка


судебные дела по правам ребенка
судебные дела по правам ребенка

Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда приняла во внимание заключение судебной психолого-психиатрической экспертизы о том, что отношения между матерью, дочерью и сыном теплые, доверительные, дружественные, сын больше привязан к матери и сестре, самостоятельно высказывает желание жить с ними.

Таким образом, с учетом требований пункта 3 статьи 65 СК РФ судебная коллегия пришла к выводу о том, что решение суда первой инстанции принято без учета интересов ребенка.

В ряде случаев суды при вынесении решений по данной категории дел ограничиваются лишь общими фразами о том, что при определении места жительства ребенка учитываются его отношения с родителями, материальное положение родителей и иные обстоятельства, однако обстоятельства, в связи с которыми место жительства ребенка определяется с одним из родителей, в решении не конкретизируются.

Как правило, это имеет место тогда, когда требование об определении места жительства ребенка заявляется совместно с требованием о расторжении брака, и при условии признания ответчиком иска. Однако представляется, что и в данном случае решение суда в части определения места жительства ребенка должно быть мотивировано, то есть указано, почему отдается предпочтение одному из родителей, соответствует ли это интересам ребенка статья 24 СК РФ.

Выяснение мнения ребенка. Согласно статье 12 Конвенции о правах ребенка ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, должно быть обеспечено право свободно выражать эти взгляды по всемвопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка.

С этой целью ребенку, в частности, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства.

Статьей 57 СК РФ предусмотрено, что ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

В случаях, предусмотренных Семейным кодексом РФ статьи 59, 72, , , , , , органы опеки и попечительства или суд могут принять решение только с согласия ребенка, достигшего возраста десяти лет.

Обобщение судебной практики показало, что названные требования международного и российского законодательства при рассмотрении дел об определении места жительства ребенка при раздельном проживании родителей судами в большинстве случаев исполняются.

При этом мнение ребенка о том, с кем из родителей он желает проживать, выявляется, как правило, органами опеки и попечительства, составляющими акты обследования жилищно-бытовых условий и соответствующие заключения. Кроме того, мнение ребенка выявлялось также педагогами или воспитателями детских учреждений по месту учебы или нахождения ребенка, социальными педагогами школы, инспекторами по делам несовершеннолетних, в ходе проведения амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы либо диагностического обследования в центрах психолого-медико-социального сопровождения, диагностики и консультирования детей и подростков.

Несовершеннолетние дети, достигшие возраста десяти лет, опрашивались также непосредственно судом в судебном заседании. Такой опрос производился в присутствии социального педагога либо классного руководителя, эксперта-психолога. Между тем следует обратить внимание, что в протоколах судебных заседаний не всегда содержится информация о том, в присутствии каких лиц производился такой опрос.

Так, в частности, Верховный Суд Республики Коми в справке по материалам обобщения судебной практики отметил, что в протоколах судебных заседаний судами не всегда отражаются сведения о присутствии педагога при опросе, а данные о том, удаляются ли из зала судебного заседания при опросе ребенка заинтересованные лица, в протоколах и вовсе содержатся редко.

В ходе изучения судебной практики выявлены случаи, когда суд в нарушение действующего российского и международного законодательства выносил решение, не выясняя мнение ребенка, достигшего возраста десяти лет, о том, с кем из родителей он хочет проживать. Так, например, Юсьвинским районным судом Пермского края было вынесено решение об определении места жительства летнего ребенка, при этом его мнение по данному вопросу не выяснялось ни органом опеки и попечительства, ни судом, решение суда не мотивировано.

Кроме того, обобщение судебной практики показало, что суды, как правило, не выясняют мнение детей тогда, когда в суде родители заключают мировое соглашение о месте проживания ребенка.

Тем самым не выполняются требования статьи 57 СК РФ. Например, определением судьи Центрального районного суда г. Новосибирска по делу по иску П. При этом мнение несовершеннолетней девочки по данному вопросу судом не выяснялось. Аналогичные случаи, имели место в частности, в районных городских судах Оренбургской, Волгоградской, Нижегородской областей.

Обобщение судебной практики также показало, что в некоторых случаях, когда мнение ребенка, достигшего возраста десяти лет, выявлялось органом опеки и попечительства и на данное обстоятельство имелось указание в заключении данного органа, в материалах дела в то же время отсутствовали сведения о том, кем конкретно из представителей органа опеки и попечительства, когда и при каких обстоятельствах это мнение ребенка было выяснено.

Такая ситуация, например, имела место при разрешении спора Гурьевским районным судом Калининградской области по иску К. Судом было принято решение об удовлетворении иска и определении места жительства несовершеннолетнего ребенка вместе с отцом с учетом признания иска ответчиком и заключения органа опеки и попечительства, согласно которому исходя из результатов обследования жилищных условий сторон, а также мнения самого несовершеннолетнего, изъявившего желание проживать с отцом, определение места жительства ребенка с отцом будет соответствовать его интересам.

Вместе с тем согласно справке Калининградского областного суда по материалам обобщения судебной практики ни из актов обследования условий жизни, ни из актов посещения ребенка не следует, что представителем органа опеки и попечительства выяснялось мнение ребенка.

Каких-либо пояснений по данным обстоятельствам в протоколе судебного заседания также не содержится, в связи с чем, как указал Калининградский областной суд, обоснованность заключения органа опеки и попечительства со ссылкой на мнение ребенка, по существу, ничем не подтверждена.

Таким образом, есть основания полагать, что имело место нарушение требований статьи 57 СК РФ. При учете мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, судами выяснялось, не является ли мнение ребенка следствием воздействия на него одного из родителей или других заинтересованных лиц, осознает ли ребенок свои собственные интересы при выражении этого мнения и как он его обосновывает.

С учетом установленных обстоятельств мнение ребенка не всегда являлось определяющим при принятии решения суда. Так, Новочеркасским городским судом Ростовской области при рассмотрении спора об определении места жительства ребенка было выяснено мнение несовершеннолетней года рождения 11 лет , которая пояснила, что она хотела бы проживать с матерью.

Между тем место жительства несовершеннолетней судом определено с отцом. Исследовав обстоятельства дела, суд пришел к выводу о том, что мнение несовершеннолетней противоречит ее интересам, так как желание проживать с матерью обусловлено отсутствием контроля за ней со стороны матери, поскольку предоставленная матерью свобода в поведении дочери фактически граничит с полной безнадзорностью ребенка, что может в дальнейшем привести к ее асоциальному поведению, случаи которого уже имели место: во время проживания с матерью установлены факты краж сотовых телефонов, совершенных несовершеннолетней в школе.

Суд также установил, что матерью не созданы надлежащие условия для проживания ребенка: девочка не имеет спального места, у нее нет места приготовления уроков. Вынося указанное решение, суд также принял во внимание подростковый возраст девочки и посчитал крайне важным, чтобы несовершеннолетняя получала заботу и должный контроль, который ей не может обеспечить мать в силу своей занятости на работе и сложившейся в семье ситуации.

Анализ судебной практики и материалов по ее обобщению показывает, что мнение ребенка по спорам, связанным с воспитанием детей, выясняется судами во многих случаях опосредованно, то есть через заключение органа опеки и попечительства, что не согласуется с нормами статьи 12 Конвенции о правах ребенка и статьи 57 СК РФ о праве ребенка выражать свое мнение при решении любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного разбирательства.

Кроме того, опосредованное выяснение мнения ребенка нарушает требование статьи 67 ГПК РФ о непосредственном исследовании судом имеющихся в деле доказательств в частности, сведений о фактах, полученных из объяснений сторон.

Исходя из приведенных выше положений норм международного права и статьи 57 СК РФ в пункте 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая г.

Заметим, что в пункте 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 апреля г. В ней с учетом положений Конвенции о правах ребенка и статьи 57 СК РФ по-другому расставлены акценты в отношении обстоятельств, которыми суду следует руководствоваться при решении данного вопроса.

Прежде всего судье следует исходить из права ребенка быть заслушанным в ходе любого судебного разбирательства, затрагивающего его интересы. И лишь затем, и только при наличии оснований полагать, что присутствие ребенка в суде может оказать на него неблагоприятное воздействие, судья выясняет по этому поводу мнение органа опеки и попечительства.

На наш взгляд, аналогичным образом следует решать вопрос о необходимости вызова ребенка в судебное заседание при рассмотрении судами всех споров, связанных с воспитанием детей. Резолютивная часть решения суда. Обобщение судебной практики показало, что в тех случаях, когда ребенок на время рассмотрения дела проживал с одним из родителей, а решением суда его место жительства определено с другим родителем, суды, как правило, в резолютивной части решения не указывали на обязанность родителя, с которым ребенок проживает, передать его другому родителю.

В основном такая обязанность возлагалась, если одновременно с требованием об определении места жительства заявлялось и требование о передаче ребенка.

Анализ судебной практики показал, что у судов отсутствует единообразие в том, что конкретно должно быть указано по данному вопросу в резолютивной части решения. Так, в частности, в тех случаях, когда такое требование заявлялось, суды, как правило, обязывали родителя, с которым ребенок проживал на время разрешения спора, передать ребенка на воспитание другому родителю, с которым определено место жительства ребенка.

При этом ряд судов полагают, что если требование о передаче ребенка не заявляется, то суд не вправе выйти за пределы исковых требований и решить этот вопрос по своей инициативе. Такой позиции, в частности, придерживается Красногорский районный суд г. Каменска-Уральского Свердловской области и обосновывает ее тем, что суд при вынесении решения должен руководствоваться требованиями части 3 статьи ГПК РФ, устанавливающей принятие судом решения по заявленным истцом требованиям.

Данная норма предусматривает возможность суда выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом, однако применительно к определению места жительства ребенка, как полагает Красногорский районный суд г.

Каменска-Уральского, суд не вправе выходить за пределы заявленных требований, поскольку такой случай не предусмотрен федеральным законом. Это обосновывается необходимостью исключения всяких сомнений и неясностей при исполнении судебного решения. Представляется, что при решении данного вопроса следует руководствоваться следующим.

Исходя из принципа равенства родительских прав и обязанностей раздельно проживающие родители в равной мере могут претендовать на общение с ребенком, на участие в его воспитании статьи 61, 63 СК РФ. Определение места жительства ребенка с одним из родителей может весьма существенно повлиять на объем осуществления родительских прав тем из родителей, с которым остался проживать ребенок.

Следовательно, поскольку решением суда определяется место жительство ребенка с учетом, прежде всего того, кто из них имеет возможность создать лучшие условия для воспитания и развития ребенка то в решении следует указывать и на обязанность родителя передать ребенка тому родителю, с которым определено место жительства ребенка.

Кроме того, указание в резолютивной части решения на обязанность передачи ребенка другому родителю будет направлено на своевременную защиту прав несовершеннолетних детей и позволит избежать неясности в исполнении решения суда, поскольку согласно информации, полученной из ряда судов, отсутствие такого указания впоследствии приводит к обращению судебных приставов-исполнителей в суд с заявлениями о разъяснении судебного решения.

Так, в частности, Верховный Суд Республики Бурятия в справке по материалам обобщения судебной практики отметил, что отсутствие в резолютивной части решения Северобайкальского городского суда по делу по иску Х.

Суд, разъясняя решение, обязал отца передать ребенка матери, с которой было определено его место жительства по решению суда. Рассмотрение судами дел об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка.

Основные положения по осуществлению родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, закреплены в статье 66 СК РФ. Согласно пункту 1 статьи 66 СК РФ такой родитель имеет право на общение с ребенком, участие в его воспитании и решение вопроса получения ребенком образования.

Проживание ребенка с одним из родителей не лишает другого родителя права и обязанности участвовать в его воспитании. Проживающий отдельно от ребенка родитель вправе общаться с ним и обязан принимать участие в его воспитании, а родитель, с которым ребенок проживает, не вправе препятствовать в этом другому родителю. При разрешении споров между родителями о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, суды руководствуются разъяснениями, содержащимися в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая г.

Изучение судебной практики показало, что, помимо названных обстоятельств, суды также учитывали наличие либо отсутствие условий для воспитания и развития ребенка согласно акту обследования жилищно-бытовых условий наличие спального и игрового мест и т.

Например, Шахтинский городского суда Ростовской области, принимая во внимание малолетний возраст ребенка, а также то, что в течение пяти лет отец не общался с сыном и ребенок не помнит отца, счел возможным частично удовлетворить требования истца М.

При этом суд указал в мотивировочной части решения на то, что после окончания адаптационного периода истец вправе обратиться в суд с новым иском об определении порядка общения условия родителя и будут ли созданы отцом условия для общения с сыном по своему месту жительства.

Полагаем позицию Приморского краевого суда ошибочной. Порядок общения родителя с ребенком определяется судом исходя из положений пунктов 1 и 2 статьи 66 СК РФ именно на будущее время. Временной период — до совершеннолетия ребенка, если в исковом заявлении не указано иное. Порядок общения с ребенком при необходимости может быть изменен судом по требованию любого родителя, а по достижении ребенком возраста четырнадцати лет — по требованию и самого ребенка пункт 2 статьи 56 СК РФ.

Как показало обобщение судебной практики, определяя порядок общения с ребенком родителя, проживающего отдельно от ребенка, суды лишь в отдельных случаях определяли возможность такого общения в присутствии другого родителя и по месту жительства ребенка, — когда это диктовалось интересами ребенка.

Вместе с тем имели место и случаи, когда суд без достаточных оснований определял место общения родителя с ребенком только по месту жительства ребенка. Так, судебной коллегией по гражданским делам Калининградского областного суда было частично изменено решение Светловского городского суда: из решения суда исключено указание о том, что общение отца З.

При этом суд кассационной инстанции исходил из положений статьи 66 СК РФ и того, что с учетом представленных доказательств оснований считать, что общение дочери с отцом вне места ее проживания причинит вред ребенку, не имеется. Истец характеризуется только с положительной стороны, данных о том, что исходя из его личных, нравственных качеств, общение с дочерью не будет соответствовать интересам ребенка, судом не установлено.

Доводы же ответчика матери ребенка о том, что истец должен общаться с дочерью два раза в месяц в течение двух часов и только по месту жительства ответчицы и в ее присутствии, судебная коллегия признала несостоятельными, поскольку указанное время не может быть признано достаточным для участия истца в воспитании ребенка.

В соответствии с пунктом 1 статьи 65 СК РФ родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Между тем имели место случаи, когда суд в нарушение названной нормы закона устанавливал график общения родителя с ребенком вопреки интересам ребенка и заключению органа опеки и попечительства, при выборе порядка общения не исследовал обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела.

Например, решением Братского городского суда был определен порядок общения отца С. Отменяя данное решение суда, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда, указала, что, установив такой график общения ребенка с отцом, суд не учел мнение органа опеки и попечительства, не принял во внимание, что встречи с Кроме того, суд оставил без внимания и оценки вопрос о соответствии интересам несовершеннолетнего ребенка, не общавшегося длительное время с отцом, предложенный истцом и установленный судом способ общения — в квартире гражданской жены истца, не выяснил, кому и на каком праве принадлежит данная квартира, а также согласны ли проживающие в ней лица с нахождением в ней истца и ребенка в установленные дни.

Суд также не выяснил, имеются ли у ребенка противопоказания для дополнительной эмоциональной нагрузки в виде встреч по вечерам в будние дни в связи с установленным диагнозом эпилепсия, идеопатическая ремиссия , не будет ли общение в указанное время отражаться на состоянии здоровья и эмоциональном благополучии ребенка.

Суд, не располагая доказательствами по этому поводу, не предложил представить такие доказательства, в том числе заключение судебно-медицинской экспертизы. Имели место также случаи, когда суды, разрешая споры об определении порядка осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, необоснованно не учитывали мнение несовершеннолетнего ребенка, достигшего возраста десяти лет, о порядке его общения с отдельно проживающим от него родителем.

Например, Первомайский районный суд г. Владивостока, определяя порядок общения Х. Вместе с тем из акта обследования жилищно-бытовых и других сторон жизни семьи несовершеннолетнего, составленного специалистом органа опеки и попечительства, следовало, что мальчик желает встречаться с отцом, но по месту жительства бабушки по линии отца, а не по месту проживания новой семьи отца.

При таких обстоятельствах суду следовало с учетом требований статьи 57 СК РФ исходя из интересов несовершеннолетнего определить иной порядок общения ребенка с отцом, чем тот, что был заявлен в иске. Обобщение судебной практики по делам названной категории свидетельствует о том, что суды отказывали в удовлетворении иска об определении порядка участия родителя в воспитании ребенка в тех случаях, когда приходили к выводу, что общение ребенка с отдельно проживающим от него родителем не отвечает интересам ребенка и может нанести ему вред.

Однако имели место и случаи необоснованного отказа в удовлетворении требования родителя, проживающего отдельно от ребенка, об определении порядка осуществления им родительских прав.

Например, отменяя решение Дзержинского районного суда г. Волгограда по делу по иску Т. Из материалов дела следовало, что истец характеризуется положительно, достаточных доказательств того, что общение отца с детьми причинит вред их физическому и психическому здоровью, их нравственному развитию, не имеется.

Кроме того, представитель органа опеки и попечительства дал заключение об обоснованности требований истца об определении порядка его общения с детьми.

Данные обстоятельства судом оставлены без внимания и оценки. Резолютивная часть решения. Изучение и обобщение судебной практики показало, что в резолютивной части решений по делам по спорам об определении порядка осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, указывается определенный судом порядок общения время, место, периодичность общения и т.

В отдельных случаях в резолютивной части решения, помимо указания на порядок общения родителя с ребенком, суды указывали также и на возможность осуществления отдельно проживающим родителем иных родительских прав, если требование об этом было заявлено суду.

Так, в частности, в резолютивной части решений судами указывалось на право отдельно проживающего родителя участвовать в воспитании ребенка и решать вопросы, связанные с получением образования; на право получения информации о состоянии здоровья ребенка, режиме сна и питания, возникающих потребностях, местонахождении ребенка, местонахождении детских учреждений, которые ребенок посещает; на право посещения стационарного лечебного учреждения, в случаях нахождения там ребенка, а также на право предлагать учреждения здравоохранения для лечения ребенка; на право телефонного общения или общения по Интернету.

Кроме того, в резолютивной части решения либо в утвержденном судом мировом соглашении в ряде случаев если об этом заявлялось одной из сторон указывалось также и на обязанности родителей:. Такая практика является правильной и заслуживающей внимания судов тех регионов, где она отсутствует.

Законодательное регламентирование осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, нашло отражение в статье 66 СК РФ, предусматривающей, что родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет права на общение с ним, участие в его воспитании и решении вопросов получения им образования.

Из указанной статьи следует, что она не содержит исчерпывающий перечень указанных прав. Следовательно, разрешая спор о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, суду, исходя из интересов ребенка, а также учетом конкретных обстоятельств каждого дела необходимо исходить из наличия всего спектра родительских прав данного родителя, не ограничиваться только определением порядка общения родителя с ребенком, а, руководствуясь частью 2 статьи 56 ГПК РФ, поставить на обсуждение сторон вопросы, касающиеся реализации отдельно проживающим родителем и других родительских прав, разъяснив ему возможность уточнения исковых требований, если иск подан этим родителем.

Предупреждение о неисполнении решения суда. Так, о последствиях неисполнения судебного акта судами указывалось в определении об утверждении мирового соглашения, заключенного между родителями, в том числе и о возможности принудительного исполнения; в мотивировочной и или резолютивной частях решения суда, которыми установлен порядок общения отдельно проживающего родителя с ребенком.

Кроме того, некоторые суды такое предупреждение осуществляли в судебном заседании с занесением в протокол судебного заседания, при этом подписка у лиц не отбиралась. Также выявлены случаи, когда о последствиях неисполнения судебного акта указывалось судом кассационной инстанции при вынесении определения об оставлении решения суда первой инстанции без изменения либо при его изменении Свердловский областной суд.

Вместе с тем имели место и случаи, когда суды вообще не предупреждали другого родителя о последствиях невыполнения решения суда. Согласно справке по материалам обобщения судебной практики Верховного Суда Республики Марий Эл родитель, проживающий отдельно от ребенка, также не предупреждался о возможных последствиях неисполнения решения суда о порядке осуществления этим родителем родительских прав.

При этом, по мнению этого суда, такое предупреждение не является обязательным, поскольку носит воспитательный характер; исполнение решения суда может быть произведено принудительно в порядке исполнительного производства; при невыполнении решения суда к виновному родителю применяются меры, предусмотренные гражданским процессуальным законодательством.

Согласно же позиции Калининградского областного суда указание на предупреждение другого родителя о возможных последствиях невыполнения решения суда о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, предусмотренных пунктом 3 статьи 66 СК РФ, должно содержаться в решении суда.

При этом такое указание должно содержаться как в мотивировочной, так и в резолютивной частях решения суда, в связи с чем, по мнению названного суда, не будет необходимости фиксировать предупреждение в протоколе судебного заседания, а также получать соответствующую подписку от другого родителя.

Представляется, что практику тех судов, которые не предупреждают другого родителя о возможных последствиях невыполнения решения суда о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, а также позицию Верховного Суда Республики Марий Эл, согласно которой такое предупреждение не является обязательным, нельзя считать правильной по следующим основаниям.

Действительно, пункт 3 статьи 66 СК РФ не содержит указания об обязанности суда предупреждать другого родителя о возможных последствиях неисполнения решения суда о порядке осуществления родительских прав. Согласно названной норме закона при невыполнении решения суда к виновному родителю применяются меры, предусмотренные гражданским процессуальным законодательством.

При злостном невыполнении решения суда по требованию родителя, проживающего отдельно от ребенка, суд может вынести решение о передаче ему ребенка, исходя из интересов ребенка и с учетом мнения ребенка. Поскольку законом предусмотрена ответственность родителя за невыполнение решения суда о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, о которой родители либо не знают, либо забывают под влиянием сложившихся между ними после распада семьи неприязненных отношений, в целях исключения случаев неисполнения решения суда, а следовательно, в конечном счете в интересах ребенка, права которого затрагиваются этим решением суда, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 27 мая г.

Полагаем, что игнорирование некоторыми судами данного разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации недопустимо. Мировые соглашения. Обобщение судебной практики по делам по спорам об определении порядка осуществления прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, показало, что судами нередко применяется практика урегулирования спорных ситуаций путем предложения сторонам заключить мировое соглашение статья ГПК РФ.

Данные действия судов заслуживают положительной оценки, поскольку они способствуют установлению дружественных отношений между сторонами и, следовательно, отвечают интересам детей и позволяют разрешить спор, не травмируя психику и здоровье ребенка, проживающего с одним из родителей.

Как показывает судебная практика, в ходе урегулирования спора истцы изменяют первоначально заявленный порядок общения с ребенком с учетом мнения ответчика и интересов ребенка.

При этом суд разъясняет сторонам, что утвержденное судом мировое соглашение не является неизменным и при изменении жизненной ситуации, возраста ребенка, его мнения оно может быть изменено.

Вместе с тем следует отметить, что в определениях судов об утверждении мировых соглашений во многих случаях не приводятся, как это предусмотрено статьей ГПК РФ, мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылки на законы, которыми суд руководствовался.

В ряде случаев мировые соглашения заключаются судом в отсутствие акта обследования органа опеки и попечительства условий жизни ребенка и лица, претендующего на его воспитание, а также без выяснения мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет.

Представляется, что такая судебная практика противоречит действующему законодательству. В соответствии с частью 2 статьи 39 ГПК РФ суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц. Поскольку утвержденное судом мировое соглашение по своей юридической силе приравнивается к решению суда и может исполняться, в том числе, принудительно, на суд возлагается такая же ответственность за законность утверждаемого мирового соглашения, как и ответственность за законность выносимого решения суда по существу спора.

Следовательно, суд, утверждая мировое соглашение по спору, связанному с воспитанием детей, должен убедиться, что его условия не противоречат закону и не нарушают права ребенка. Между тем, как представляется, суд вряд ли может однозначно и всесторонне решить вопрос о том, не нарушают ли права и законные интересы ребенка условия мирового соглашения, в отсутствие акта обследования органа опеки и попечительства условий жизни ребенка и лица лиц , претендующего на его воспитание, а также без выяснения мнения самого ребенка, достигшего возраста десяти лет, право на выражение которого закреплено в статье 12 Конвенции о правах ребенка и в статье 57 СК РФ.

Анализ судебной практики по делам о лишении родительских прав свидетельствует о том, что дела данной категории в целом рассматриваются судами правильно в соответствии с нормами Семейного кодекса Российской Федерации.

Принятие заявления и подготовка дела к судебному разбирательству. При принятии искового заявления суды в основном правильно определяли круг лиц и органов, имеющих право предъявлять требование о лишении родительских прав пункт 1 статьи 70 СК РФ. Однако имели место и случаи, когда судами принимались к рассмотрению заявления, поданные органами или лицами, которые таким правом не обладали.

Например, судами принимались заявления о лишении родительских прав и они были рассмотрены по существу от начальников органов внутренних дел Селивановский районный суд Владимирской области , от детей, достигших на время обращения с иском в суд восемнадцати лет Советский районный суд г.

В ряде случаев суды отказывали в принятии исковых заявлений о лишении родительских прав, если они подавались несовершеннолетними детьми, со ссылкой на то, что они не относятся к кругу лиц, указанных в пункте 1 статьи 70 СК РФ, которые могут обращаться с данным иском в суд.

Представляется, что такую практику судов вряд ли можно признать правильной по следующим основаниям. В соответствии с пунктом 2 статьи 56 СК РФ ребенок имеет право на защиту от злоупотреблений со стороны родителей лиц, их заменяющих.

При нарушении прав и законных интересов ребенка, в том числе при невыполнении или при ненадлежащем выполнении родителями одним из них обязанностей по воспитанию, образованию ребенка либо при злоупотреблении родительскими правами, ребенок вправе самостоятельно обращаться за их защитой в орган опеки и попечительства, а по достижении возраста четырнадцати лет в суд.

Учитывая это, пункт 1 статьи 70 СК РФ, определяющий круг лиц и органов, имеющих право предъявлять требование о лишении родительских прав, необходимо применять в совокупности с вышеназванной нормой. Полагаем, что в указанной ситуации суду, исходя из интересов ребенка, следует довести до сведения соответствующий орган опеки и попечительства об имеющемся деле и привлечь его к участию в этом деле.

Имели место отдельные случаи, когда в материалах дел о лишении родительских прав отсутствовали доказательства того, что истец обладает полномочиями на предъявление такого иска. Так, по гражданскому делу, рассмотренному Светлогорским городским судом Калининградской области, с иском в суд обратилась бабушка несовершеннолетнего, которая просила лишить родительских прав своего сына и его бывшую супругу.

Согласно справке по материалам обобщения судебной практики Калининградского областного суда данные о том, что истец является опекуном ребенка, в материалах дела отсутствуют.

Между тем изучение судебной практики по делам о лишении родительских прав показало, что при подготовке дела к судебному разбирательству родитель, не проживающий совместно с ребенком, не всегда извещался о времени и месте судебного разбирательства.

В ряде случаев это было связано с объективными обстоятельствами: родитель умер, лишен родительских прав, в свидетельстве о рождении ребенка отец не указан. Однако имели место и случаи, когда при отсутствии вышеуказанных обстоятельств место жительства второго родителя, не проживающего совместно с ребенком, судом не выяснялось, он не извещался о времени и месте судебного заседания и ему не разъяснялось право заявить требование о передаче ему ребенка на воспитание.

Тюмени и воспитывает старшую дочь; при разрешении Юрьев-Польским районным судом требования администрации муниципального образования Юрьев-Польский район о лишении Ш. Имели место и случаи, когда второй родитель привлекался к участию в деле в качестве третьего лица, но ему не разъяснялось его право заявлять требование о передаче ему ребенка на воспитание, а лишь выяснялось его мнение по существу спора.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен отец ребенка, однако ему не разъяснялось право заявить требование о передаче ребенка на воспитание. Ребенок, согласно решению суда, оставлен под опекой опекуна Д.

Аналогичные нарушения допускались и другими судами при рассмотрении ряда дел в частности, судами Саратовской области. Обобщение судебной практики также показало, что в случае нахождения одного из родителей ребенка в местах лишения свободы суды нередко не извещают этого родителя о наличии иска о лишении родительских прав другого родителя, хотя закон никаких изъятий на этот счет не устанавливает.

Так, в частности, поступал ряд судов Республики Бурятия, Ханты-Мансийского автономного округа, Вологодской, Орловской и Томской областей. В то же время согласно справке по материалам обобщения судебной практики Новгородского областного суда, в случае отбывания другим родителем наказания в виде лишения свободы, такому родителю судами области направлялась копия искового заявления по месту отбывания наказания и предлагалось представить в суд пояснения по существу спора.

По вопросу извещения другого родителя об имеющемся в суде деле о лишении родительских прав и разъяснения этому родителю права на предъявление иска о передаче ему ребенка на воспитание заслуживает внимания практика судов Оренбургской и Свердловской областей.

Так, согласно справке по материалам обобщения судебной практики Оренбургского областного суда разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации по данному вопросу судами области в основном выполняется. Согласно справке по материалам обобщения судебной практики Свердловского областного суда в тех случаях, когда у ребенка живы оба родителя, а иск о лишении родительских прав предъявляется к одному из них но не другим родителем, который не лишен родительских прав и не ограничен в родительских правах , суды поступали следующим образом.

Если сведения о втором родителе содержались в исковом заявлении или в приложенных к нему документах, суд в определении о подготовке дела к судебному разбирательству указывал на направление другому родителю копии искового заявления с разъяснением права данного родителя на предъявление иска о передаче ребенка ему на воспитание.

Если же в исковом заявлении сведений о втором родителе не содержалось, то при подготовке дела к судебному разбирательству суд истребовал указанные сведения от лиц, участвующих в деле, и после их получения направлял второму родителю копию искового заявления с разъяснением его права на предъявление иска о передаче ребенка ему на воспитание.

В дальнейшем развитие производства по делу зависело от того, предъявлялось ли вторым родителем исковое требование о передаче ребенка ему на воспитание. При этом, как указал Свердловский областной суд, имелись случаи, когда суд, еще не зная позицию второго родителя, привлекал его к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

Например, при рассмотрении в Туринском районном суде дела по иску опекуна ребенка к матери ребенка М. Екатеринбурга, и признав, что решение вопроса о лишении родительских прав матери ребенка непосредственным образом может повлиять на права и обязанности отца ребенка, в соответствии со ст.

Екатеринбурга вручить ему указанные документы, о чем отобрать подписку, а также получить объяснения по существу заявленного иска.

В другом случае привлечение судом второго родителя к участию в деле и разъяснение ему его прав привело к возможности защиты права несовершеннолетнего на проживание в семье. Так, в Новоуральский городской суд Свердловской области обратился прокурор с заявлением, в котором просил лишить Б.

При подготовке дела к судебному разбирательству выяснилось, что один из сыновей ответчицы проживает в семье ее сестры, а другой — в семье своего отца. После разъяснения последнему права на предъявление иска о передаче его сына ему на воспитание он обратился в суд с соответствующим иском.

Решением Новоуральского городского суда Свердловской области Б. Один из них передан на попечение органа опеки и попечительства, а другой — своему отцу, с которым суд и определил место его жительства.

Рассмотрение дела по существу. Основания, по которым родители или один из них могут быть лишены родительских прав, названы в ст. Обобщение судебной практики показало, что суды в целом с учетом положений ст. Вместе с тем в ходе обобщения были выявлены случаи необоснованного лишения родительских прав.

Такие ошибки, как правило, исправлялись судами кассационной инстанции. Например, решением Камышинского городского суда Волгоградской области был удовлетворен иск Р. Отменяя данное решение суда первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Волгоградского областного суда в кассационном определении указала следующее.

Разрешая возникший спор, суд пришел к выводу о том, что ответчик алименты выплачивал хаотично, в небольших размерах, с целью избежать уголовной ответственности за злостное уклонение от их уплаты. Однако суд не принял во внимание то, что лишение родительских прав является крайней мерой семейно-правовой ответственности, которая применяется в ситуации, когда защитить права и интересы ребенка другим путем невозможно.

Уклонение родителей от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей может выражаться в отсутствии заботы об их нравственном и физическом развитии, обучении, подготовке к общественно полезному труду.

Между тем из материалов дела усматривается, что истец и ответчик проживают раздельно непродолжительное время, задолженность по уплате алиментов на содержание сына у ответчика образовалась недавно и он принимает меры к ее погашению, в быту и на службе ответчик характеризуется положительно.

Однако указанным обстоятельствам суд надлежащей правовой оценки не дал, перечислив доказательства наличия неприязненных отношений и судебных тяжб между бывшими супругами. В другом случае Ленинградским районным судом г. Калининграда был удовлетворен иск Н. Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что ранее решением этого же суда мать ребенка была предупреждена о необходимости изменения своего отношения к воспитанию сына, однако своего отношения к воспитанию и содержанию ребенка она не изменила, полностью устранилась от выполнения родительских обязанностей, попытки общения с ребенком предприняла только после обращения истца в суд с иском о лишении ее родительских прав.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и принял решение об отказе Н. Судом первой инстанции установлено, что стороны имеют двоих детей — сына и дочь. После расторжения брака родители пришли к соглашению о проживании сына совместно с отцом, а дочери — с матерью, а также о материальном содержании детей: истец содержит сына, а ответчица — дочь.

Истец, являясь более материально обеспеченным по сравнению с ответчиком, не требовал от нее предоставления материального содержания на сына. Их совместная дочь, проживая вместе с матерью, находилась на ее содержании.

При таких обстоятельствах, как указал суд кассационной инстанции, вывод суда о виновном уклонении ответчика от исполнения обязанности по материальному содержанию сына не подтвержден материалами дела. Кроме того, у суда первой инстанции не имелось достаточных оснований для вывода о том, что Н. Из материалов следовало, что истец создал новую семью.

Сын проживал вместе с отцом лишь в учебные дни, а в остальное время — вместе с бабушкой. Между истцом и ответчиком сложились конфликтные отношения, вследствие чего мать встречалась с сыном нерегулярно, не желая причинять ему нравственные страдания и травмировать ребенка из-за конфликтов с отцом.

Вместе с тем она постоянно интересовалась учебой и здоровьем сына, общаясь с ним по телефону, а также через дочь, которая еженедельно бывала в доме, где проживал брат.

Из пояснений самого несовершеннолетнего, опрошенного в судебном заседании, следовало, что мать приходит к нему домой около трех раз в месяц; в последнее время отношения с ней изменились в лучшую сторону, однако общается он с ней только дома, поскольку желания общаться вне дома не имеет. Выраженное несовершеннолетним в суде согласие с лишением его матери родительских прав он обосновал тем, что в этом случае в будущем мать не сможет взыскать с него алименты, и пояснил, что данное обстоятельство ему разъяснила супруга отца.

При этом из актов обследования жилищных условий по месту жительства ответчицы следовало, что для воспитания, учебы и развития дочери ею созданы все необходимые условия, она ответственно относится к исполнению родительских обязанностей по отношению к дочери и характеризуется положительно.

Судом первой инстанции не было учтено и заключение органа опеки и попечительства, полагавшего, что виновное неисполнение родительских обязанностей со стороны матери ребенка отсутствует. С учетом названных обстоятельств суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что оснований для лишения матери ребенка родительских прав не имеется.

При этом мнение самого несовершеннолетнего по существу спора, как сформированное под влиянием постороннего лица, исходя из установленных по делу обстоятельств судом кассационной инстанции было признано не соответствующим интересам ребенка и не принято во внимание.

Вызывают сомнения с точки зрения соответствия требованиям закона решения судов об удовлетворении требования о лишении родительских прав, основанные фактически лишь на признании иска ответчиком. Так, удовлетворяя требования истца, Канавинский районный суд Нижегородской области по делу по иску С. Доказательств в подтверждение вывода о том, что признание иска ответчиком не нарушает права ребенка, в решении суда не имеется.

При этом из решения также не усматривается, исследовал ли суд обстоятельства, являющиеся основанием для лишения родительских прав, исчерпывающий перечень которых содержится в ст. Мнение ребенка, достигшего возраста четырнадцати лет, в решении также не отражено, что не согласуется с нормами ст.

Обобщение судебной практики показало, что суды нередко отказывали в удовлетворении исковых требований о лишении родительских прав. При этом судами принимались во внимание различные обстоятельства, наличие которых исключает возможность лишения родителя родительских прав.

Так, основаниями для отказа в удовлетворении исковых требований о лишении родительских прав, в частности, являлось то, что ответчики не могли заниматься воспитанием своих детей в силу стечения жизненных обстоятельств, заболевания наличия инвалидности.

Принимая решение об отказе в иске, суды также учитывали, что на момент рассмотрения дела ответчик встал на путь исправления, выразил желание участвовать в воспитании ребенка, трудоустроился. В ряде случаев основанием для отказа в удовлетворении исковых требований о лишении родительских прав являлось невыполнение родителем родительских обязанностей в связи с препятствиями, которые чинились другим родителем.

Однако имелись и случаи, когда решение об отказе в иске о лишении родительских прав принималось без учета всех юридически значимых обстоятельств дела. Например, Зуевский районный суд Кировской области, отказывая в удовлетворении заявления прокурора о лишении родительских прав Ш. При этом в нарушение требований ч.

Вместе с тем из материалов дела следовало, что по вступившему в законную силу приговору Зуевского районного суда Ш. Исследованными в судебном заседании доказательствами также установлено, что в период совместного проживания с матерью ребенок не получал необходимого внимания и содержания с ее стороны.

На время рассмотрения дела она также не участвовала в воспитании ребенка и устранилась от выполнения родительских обязанностей. С учетом данных обстоятельств судебной коллегией по гражданским делам Кировского областного суда решение суда было отменено. Ограничение родительских прав.

В тех случаях, когда при рассмотрении дела о лишении родительских прав устанавливалось, что достаточных оснований для лишения родительских прав не имеется, однако оставление ребенка у родителей опасно для него, суды правильно отказывали в удовлетворении иска о лишении родительских прав, но при этом выносили решение об ограничении таких прав.

Вместе с тем имели место случаи необоснованного ограничения судом родительских прав. Так, Ф. Ответчик не возражал против удовлетворения иска, указав, что не чувствует привязанности к ребенку. Воспитанием ребенка не занимается в связи с занятостью на работе, считает затруднительным для себя общение с ним.

Чувство любви к нему отсутствует, поскольку он не растил и не воспитывал ребенка с раннего возраста. Безразлично относится к своему отцовству. В судебном заседании истица не оспаривала, что ответчик хотя и изредка, но навещает ребенка, дарит ему подарки к праздникам, ежемесячно уплачивает алименты на его содержание.

Ребенок радуется приходу отца, ожидает его визитов и поздравлений. Иск о лишении ответчика родительских прав обусловлен отсутствием с его стороны любви к сыну и заботы о нем, а также ее нежеланием отдать ребенка отцу при заявлении им такого требования. Решением Старооскольского городского суда в удовлетворении иска о лишении родительских прав отказано, ответчик ограничен в родительских правах в отношении сына.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда судебное решение отменено, принято новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Судебная коллегия в определении указала, что признание ответчиком исковых требований, в данном случае в соответствии со ст. Утверждение сторон о том, что ответчик не проявляет заботы и не принимает участия в воспитании ребенка, не испытывает к нему чувств любви и привязанности, дважды оформлял нотариальный отказ от ребенка, не возражал против его усыновления, не являются основанием для лишения родительских прав либо ограничения в них.

Обеспечение интересов ребенка, под которыми понимаются различного рода жизненно важные потребности ребенка, без реализации которых он не может жить и развиваться, является моральным долгом и конституционной обязанностью ответчика, отказ от которых с его стороны недопустим.

При этом за неисполнение обязанности по воспитанию ребенка предусмотрены различные виды санкций, которые направлены не только на лишение соответствующих прав, но и на понуждение к реальному исполнению обязанностей.

Приведенная позиция Белгородского областного суда в полной мере согласуется с положениями ст. Выявлены случаи, когда суды ошибочно полагали, что отсутствуют основания для принятия решения об ограничении родительских прав.

Решением Железнодорожного районного суда г. Орла было отказано в удовлетворении иска органа опеки и попечительства администрации Железнодорожного района г. Орла к Г. Судом было установлено, что ответчик проживает с ребенком вдвоем, мать несовершеннолетнего была ранее лишена родительских прав и проживает отдельно.

До обращения с указанным иском ребенок на основании распоряжения главы администрации Железнодорожного района г. Отказывая в удовлетворении иска, суд пришел к выводу о том, что ответчик занимается воспитанием сына, хотя его действия ранее не всегда носили систематический характер.

При посещении сына в центре реабилитации ответчик приносит продукты питания, что, по мнению суда, свидетельствует о материальной возможности содержать ребенка и желании заниматься его воспитанием. Суд также счел недоказанными факты злоупотребления ответчиком родительскими правами и жестокого обращения с сыном, и критически отнесся к доводам о том, что Г.

Кроме того, суд пришел к выводу и об отсутствии оснований для ограничения ответчика в родительских правах, указав, что оставление ребенка с отцом не является опасным для него. Педагогами детского сада, который посещал ребенок, и специалистами отдела опеки администрации района при обследовании условий проживания несовершеннолетнего неоднократно устанавливалось, что ответчик злоупотребляет спиртными напитками, не осуществляет должного ухода за сыном, в результате чего ребенок часто оставался голодным.

Имел место случай, когда ответчик забыл забрать сына из детского сада, так как находился в состоянии алкогольного опьянения. При проведении медицинского осмотра ребенка в реабилитационном центре непосредственно после его изъятия из семьи было установлено наличие у него следов побоев, по поводу которых ребенок пояснил, что его обижает отец.

В связи с этим суд кассационной инстанции постановил новое решение об ограничении Г. Мнение ребенка. При рассмотрении дел о лишении родительских прав мнение несовершеннолетнего, достигшего возраста десяти лет, по вопросу о необходимости лишения его родителей одного из родителей родительских прав выяснялось судом как путем его опроса в судебном заседании в присутствии педагога, так и специалистами органа опеки и попечительства, детского учреждения, в котором находится несовершеннолетний.

Вместе с тем в отдельных случаях суды в нарушение требований ст. Такие нарушения, в частности, имели место при рассмотрении ряда дел о лишении родительских прав в судах Калининградской и Владимирской областей, Республики Бурятия.

Камешковским районным судом Владимирской области было удовлетворено заявление прокурора о лишении М. При этом несовершеннолетняя в возрасте двенадцати лет не опрашивалась ни судом, ни органом опеки и попечительства, ее мнение по заявленным требованиям не выяснялось.

Мнение ребенка также не выяснялось. Решение вопроса о взыскании алиментов. Обобщение судебной практики показало, что при рассмотрении дел о лишении родительских прав суды соблюдают требования закона, а также учитывают соответствующие разъяснения Пленума по вопросу взыскания алиментов с лиц, лишенных родительских прав.

В случае удовлетворения иска о лишении родительских прав алименты на содержание ребенка взыскивались в пользу другого родителя, опекуна или попечителя ребенка, а также зачислялись на счета воспитательных учреждений, в которых находились несовершеннолетние, с указанием, исходя из п.

При передаче ребенка органу опеки и попечительства суды взыскивали алименты с перечислением их на личный счет ребенка в отделении Сбербанка России. Однако судами допускались и ошибки: при рассмотрении ряда дел о лишении родительских прав суды не всегда правильно решали вопрос о взыскании алиментов на содержание ребенка или не решали его совсем.

Так, при обобщении Волгоградским областным судом судебной практики по делам данной категории было установлено, что Краснослободским районным судом при рассмотрении дела по иску К. Такое же нарушение было допущено и Волжским городским судом Республики Марий Эл по заявлению Волжского межрайонного прокурора к Н.

Решением суда Н. Согласно справке по материалам обобщения судебной практики Оренбургского областного суда в большинстве решений, вынесенных Новотроицким городским судом и Сорочинским районным судом, при рассмотрении дел данной категории суды вообще не указывают в чью пользу взыскиваются алименты.

Аналогичные нарушения допускались Даниловским районным судом, Серафимовичским районным судом, а также Клетским районным судом Волгоградской области; Куженерским районным судом Республики Марий Эл. Такой подход нельзя признать правильным, поскольку это может повлечь затруднения в исполнении решения суда в части взыскания алиментов, либо сделать невозможным его исполнение в указанной части.

В судебной практике встречались случаи, когда при передаче ребенка на попечение органа опеки и попечительства, алименты на его содержание взыскивались в пользу данного органа опеки и попечительства в то время как алименты в таком случае, как разъяснено в п. Более того, в ряде случаев алименты не только присуждались органу опеки и попечительства, но и в решениях судов имелось указание на возможность перечисления алиментов в пользу детских учреждений, если в будущем дети будут им переданы, что также нельзя признать правильным.

Аналогичные нарушения имели место в решениях Оловяннинского, Карымского, Калганского районных судов, а также Петровск-Забайкальского городского суда Забайкальского края. Нередко вопрос о взыскании алиментов не решался судом, если иск о лишении родительских прав был предъявлен одним из родителей, однако требование о взыскании алиментов им не заявлялось при этом сведений о ранее взысканных алиментах на содержание ребенка в материалах дел не имелось.

Между тем такой подход не соответствует требованиям п. В судебной практике встречались случаи, когда родитель, которому при вынесении решения о лишении родительских прав передавался на воспитание ребенок, заявлял суду о том, что не желает по тем или иным причинам взыскивать алименты на содержание ребенка с родителя, лишенного родительских прав.

При такой ситуации взыскание алиментов судом также не производилось. Так, по делу по иску опекуна К. Саратова, при обсуждении вопроса о взыскании алиментов К. В нарушение требований ч. Ленинградским районным судом г. Калининграда при вынесении решения о лишении П. При этом, по мнению Калининградского областного суда, в данном случае нарушения норм материального права судом не допущено, поскольку вопрос о взыскании алиментов должен разрешаться судом в зависимости от позиции родителя, с которым остаются проживать несовершеннолетние дети и который вправе решать, заявлять или не заявлять иск о взыскании алиментов на содержание детей с другого родителя.

Такая точка зрения представляется ошибочной, поскольку она не основана на законе. Между тем такое основание не освобождает родителя, лишенного родительских прав, от уплаты алиментов, так как требование закона о взыскании алиментов при рассмотрении споров о лишении родительских прав не связано с желанием или нежеланием другого родителя, опекуна взыскать алименты в пользу ребенка.

Суд обязан взыскать алименты независимо от желания родителя, опекуна, попечителя. В ходе обобщения судебной практики выявлен случай, когда судом было утверждено мировое соглашение, по условиям которого ответчик К. Прокурор и представитель органа опеки и попечительства, участвующие в деле, не возражали против утверждения такого соглашения.

Определением Фрунзенского районного суда г. Владимира данное мировое соглашение утверждено, производство по делу прекращено. Однако условия такого соглашения не отвечают требованиям материального ст. Имели место случаи, когда алименты необоснованно не взыскивались, несмотря на предъявление иска.

Разрешение судом вопроса о передаче ребенка на попечение. При невозможности передать ребенка другому родителю или в случае лишения родительских прав обоих родителей, когда опекун попечитель еще не назначен, или если в ходе судебного разбирательства установлено, что ни родители, ни лица, у которых находится ребенок, не в состоянии обеспечить его надлежащее воспитание и развитие, суд передает несовершеннолетнего на попечение органа опеки и попечительства с тем, чтобы были приняты меры для защиты прав и интересов ребенка и выбран наиболее приемлемый способ устройства дальнейшей его судьбы п.

Как показало обобщение судебной практики по спорам о лишении родительских прав, указанные нормы материального права и разъяснения Пленума Верховного Суда РФ судами соблюдаются не всегда. Так, согласно справке по материалам обобщения судебной практики Оренбургского областного суда по значительному числу дел в решениях не определено, кому должны быть переданы дети на воспитание.

Данное нарушение имело место в решениях ряда судов области. Ростовский областной суд в справке по материалам обобщения судебной практики также отметил, что, как правило, суды ограничиваются указанием в резолютивной части судебного решения лишь о том, что родители один из родителей лишены родительских прав, и что с них взысканы алименты.

Вопрос о передаче ребенка на попечение органам опеки и попечительства судами не решается, хотя ребенок в этот момент находится, например, в больнице, специализированном реабилитационном центре, приюте.

Аналогичные нарушения допускались также судами Саратовской области и Республики Бурятия. Встречались ситуации, когда суд, передавая ребенка на воспитание родственникам и другим лицам, у которых ребенок находился на момент рассмотрения дела, не учитывал, что передача ребенка допускается только тем лицам, которые в установленном законом порядке назначены его опекунами или попечителями.

Такие нарушения были выявлены в решениях судов Республик Саха Якутия и Бурятия, Оренбургской области. Например, решением Иволгинского районного суда Республики Бурятия по делу по иску прокурора Иволгинского района к В. Судом кассационной инстанции данное решение в части передачи ребенка было изменено, ребенок передан органу опеки и попечительства.

В ходе обобщения судебной практики установлены случаи необоснованной передачи ребенка на попечение органу опеки и попечительства при наличии у ребенка опекуна, назначенного в установленном законом порядке. Так, решением Плесецкого районного суда Архангельской области К. Однако при вынесении решения суд не принял во внимание, что согласно имеющемуся в материалах дела постановлению главы МО «Плесецкий муниципальный район» несовершеннолетняя передана под опеку X.

Направление выписки из решения в орган записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации рождения ребенка.

Анализ судебной практики показал, что требование п. Вместе с тем нередко в орган записи актов гражданского состояния направляется не выписка из решения суда, а копия решения суда о лишении родительских прав. Представляется, что судам следует исходить из требований закона п.

Ряд верховных, краевых, областных и иных равных им судов например, Красноярский краевой суд, Ростовский областной суд в справках по материалам обобщения судебной практики отметили, что не во всех материалах дел имеются данные, свидетельствующие о направлении судом выписки из решения о лишении родительских прав в территориальные органы записи актов гражданского состояния по месту регистрации рождения ребенка.

Как указал Ростовский областной суд, Багаевский районный суд при вынесении судебных постановлений о лишении родительских прав в резолютивной части решения указывал на необходимость направления выписки из решения суда о лишении родительских прав в орган записи актов гражданского состояния в течение трех дней, между тем сведений о направлении документов в адрес данного органа в материалах дела не содержится.

Исходя из содержания ч. Своевременное осуществление названных действий суда важно для определения правового статуса ребенка и защиты его прав и законных интересов особенно когда родительских прав лишаются оба родителя.

Верховный Суд Республики Коми отметил, что не все суды в резолютивной части решения указывают номер и дату актовой записи о рождении ребенка и наименование органа записи актов гражданского состояния, произведшего регистрацию рождения ребенка. Обобщение судебной практики также показало, что судами нередко нарушаются сроки направления выписок из решений.

Выявлены факты ненаправления выписки из решений о лишении родительских прав в органы записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации рождения ребенка. Имели место единичные случаи, когда выписки из решений копии решений направлялись в органы записи актов гражданского состояния не по месту регистрации рождения ребенка.

Так, Заводским районным судом г. Саратова после вступления в законную силу решения суда по делу по иску прокурора Заводского района г. В случае противоречия между нормами Конвенции и другими внутренними актами применяются нормы Конвенции. В силу п. Признание ребенка полностью дееспособным до достижения совершеннолетия, в том числе его эмансипация, не влияет, за исключением случаев, указанных в законе, на возможность рассматривать его в качестве ребенка.

Конвенция в статье 3, предусматривает обязанность государства обеспечить ребенку защиту, необходимую для его благополучия и принять для этого все соответствующие законодательные и административные меры. В Конституции Российской Федерации ст. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства [2].

При этом государство обязано предусматривать и устанавливать четкие процедуры такой защиты. Большинство из перечисленных выше прав ребенка не только провозглашены в законе, но и снабжены санкциями. Защита прав ребенка осуществляется в предусмотренном российским законом порядке, в том числе, и судебном.

Нормы права, касающиеся судебной защиты семейных прав закреплены и в других законах Российской Федерации, в том числе, в ст. Защита нарушенных или оспоренных прав происходит в суде общей юрисдикции в порядке искового производства или производства, возникающего из публично-правовых отношений.

В суд могут обжаловаться решения и действия или бездействие органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, нарушающие те или иные семейные права. Судебный порядок защиты прав ребенка в Российской Федерации имеет ряд особенностей.

Рассмотрим подробно вопросы представительства ребенка в судебном процессе. Согласно п. Если между интересами родителей и детей имеются противоречия, которые установлены органами опеки и попечительства, то родители не вправе представлять интересы детей в отношениях с другими лицами.

В этом случае органы опеки и попечительства обязаны назначить представителя для защиты прав и интересов детей п. Полномочия этого представителя должны быть подтверждены мотивированным постановлением органов опеки и попечительства органов местного самоуправления.

Такое представительство является вынужденной мерой и носит временный характер.

Как поймать судей РФ на нарушении конституционных прав [25.05.2019]

гражданские дела в судах

Добавить комментарий